Круги на воде (leto_volodya) wrote,
Круги на воде
leto_volodya

История Государства Российского - 5-6 части

Части 1 и 2
Части 3 и 4

iЧасть 5. Раз уж мы заговорили о резолюции Уолсингема XVI-го века, в котором тот выказал его тогдашнее понимание – чем именно Россия отлична от Верхней Вольты, выяснится, что мы – нынешние знаем это – не хуже него. Страна покоится на океане нефти и газовом пузыре, в любом другом обществе давно бы уже плюнули и ножки свесили, а тут все как один:

- Либерасты: «Бюрократия не дает развиваться частной инициативе, душит мелкого предпринимателя, дерет с нас чудовищные налоги. Долой все препоны – НАДО РАЗВИВАТЬ ПРОИЗВОДСТВО!»

- Ура-патриоты: «Буржуи все развалили, общество на краю демографической пропасти, в умах культурная деградация, близится социальная катастрофа. НАДО РАЗВИВАТЬ ПРОИЗВОДСТВО!»
- Власть: «Все в порядке. Мы все контролируем. Выстроена вертикаль Власти. За нас - «Единую Россию» в Мордовии и Башкирии проголосовало 105% населения. Опираясь на столь массовую поддержку мы дадим отпор вражьей гадине, которая не дает нам выстроить Четвертое – Золотое – Транспортное Кольцо вокруг Москвы, и изваять Кукурузный Початок в Санкт-Петербурге. Но нас им не запугать! НАДО РАЗВИВАТЬ ПРОИЗВОДСТВО!»

При всем многоголосии, раздающемся на просторах нашей необъятной – похоже, что слышна и некая общая нотка. Вот это и есть – Глас Божий. Воля Архангела. Категорический Императив – нашей цивилизации. Потому что люди из веку в век принимают одни и те же решения. Проверенные временем и положительным результатом решения.

Дело в том, что Россия – ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ Цивилизация. Ведь когда Толкиен писал своего Властелина Колец – он писал от Души, а стало быть звал Ангела своего. И миллионы людей прочитали его и Уверовали – там страна Тьмы! А Уверовав вызвали они Архангела своего, который на весь Мир вострубил: «Вот – Мордор!» И это был не наш Выбор. Это ИХ Архангел назвал Нас – Врагом. А что же такое Мордор?

МордорГлавный признак Мордора, это не пустые, безжизненные равнины. Не бесконечные армии Орков. Это даже не Темная Башня и не – Огненная Гора. Самый страшный и зримый образ Мордора для Их Ангела, это вечное багровое зарево на горизонте, сполохи огня над гигантскими горнами и гул многих молотов, кующих – вечно кующих Оружие Победы для «Армии Тьмы». Нет ничего человеческого в той стране для Их Ангела, только далекое багровое зарево и гул молотов...

Короче говоря, боится Он там у себя – и в добром Шире, и в веселом Ривенделле, или даже в великом Гондоре, совсем даже не Саурона, или там каких-то мелких Назгулов. Трясет Его от ужаса - от ряби земли, от утробного бухающего молота – там в «Сердце Ночи» (для Него это – «Сердце Ночи»!). Вот именно потому, что Он боится, и чтоб боялись все Его внуки и правнуки и – НАДО РАЗВИВАТЬ ПРОИЗВОДСТВО!

Вот такое вот очень Имперское и весьма стратегическое видение ситуации есть у бабушек на скамейках перед подъездами, и пьяных мужиков в электричках, и на ток-шоу с гламурными пидарасами на ТВ, и на сходках «православных дружин», даже на зонах. Потому что это не мнение бабушек. Это – Глас Божий. Это очень глубокое и от этого – личное мнение Нашего Ангела, которого именно Производство – на всем протяжении нашей Истории постоянно вытягивало из любой жопы.

Началось тогда все действительно в Азии, структурные/системные проблемы там расшатали Империю Хорезмшахов, и уже по разваливающейся от экономического кризиса стране пронеслись Орды кочевников, этих традиционных падальщиков умирающих цивилизаций. По сведениям Рашид-ад-Дина не было, кроме Отрара, ни одного города в Хорезме, где бы налетчикам или не сдали город, или не открыли ворота. Такие штуки всегда означают одно – помер Ангел, который спасал и направлял тех людей, а без Божьей помощи – и мураша не забить... Помер Хорезм, развалилась торговля по Волге, уменьшились доходы в казну во Владимире, - всем жить стало хуже и – началось... Все те события, что привели к вражде Всеволодовичей и Липицкой битве – хорошо описаны в специальной литературе, - поэтому не о них речь.

Речь о том, что происходило с промышленностью России – тем самым ПРОИЗВОДСТВОМ, которое надобно поднимать. Любопытный ответ заключается в том, что ничего. Страна продолжала делать оружие и складировать его, пока были запасы сырья. Потом появились купцы иноземцы – шибко хвалили, много купили, просили сделать то же самое, но по новому изогнутому образцу. Стали слать сырье – да больше прежнего. Начало разрастаться кузнечное производство в стране, больше выпускаться оружия. Опять приезжали купцы, а вместе с ними и гонцы от кузенов, мол, некие нехристи приехали – режут наших товарищей. Посмотрели князья России, подумали. Те, что попроще – вроде Константина Ростовского, который давеча войну начал и против родных братьев пошел, отрекшись тем самым от общества, тот вроде бы кого-то послал, говорят, целых пятнадцать человек, а вот остальные – словесной поддержкою ограничились. Мол, вперед, друзья, а мы – за Вами. Ибо нельзя на своих покупателей наезжать. Ведь признали они – в нехристях тех, что режут милых Киеву половцев – давешних своих покупателей.

Так и вышло, что в битве при Калке, когда весь Юг России на деле выяснил, каковы в бою те самые покупатели, Север практически не участвовал. Разве что – человек пятнадцать ростовских, ну за то – Ростову потом кровавыми слезами плакать пришлось... Вот что значит – не прислушиваться к совету доброго Ангела, да ссориться с братьями.

Удивительная вещь обнаружилась, вроде бы о крицах, железе-сырце, саблях изогнутых, березовом угле, фигне всякой, а лет через десять давешних покупателей явилось столько, что глазом не обозреть, ханы ихние – вместо того, чтобы пальцы гнуть – смеются, да улыбаются. В Братья – «Аньда» зовут, говорят «хорош урусут, молодец урусут, сделай сабли нам еще – урусут, Харалуг – хын байла, истинный батыр урусут, садись – арака пить будем, баран резать будем, все хоп будет, братья мы будем, хочешь конь, хочешь дорогая кошма. Харалуг делай, арака будет, девка будет, только харалуг делай, хорош урусут, молодец – урусут!»

i (2)Вот рассказываю, вроде шутка всё, а ведь в те дни – никому не было до шуток. Все ж не маленькие, знали, что на кону. Согласно летописям – подарил Ярослав Великий весь запас холодного оружия из запасов Переяславля и всех уделов, порадовал покупателей. Да на другое лето – сам со своей дружиной походом на Каменец ходил – отвлек черниговцев – не дал тем нормальную оборону организовать. За это – исторический факт! – монголы по взятию Чернигова – часть добычи в Переяславль занесли, да еще извинялись, мол прошлой зимой немного лишку пограбили, но ведь теперь – все яхши? Хоп – урусут? Хоп. Конечно, хоп. Приезжайте еще.

Они приехали. Опять «харалуг» - сабли понадобились. В Киев тогда собрались. С дружественным визитом... А оттуда – галопом по Европам... Надо сказать – прославили русское оружие. Не посрамили.

А потом – вообще здорово. У друзей узкоглазых меж собой заруба пошла. И опять – дай оружие. Дай харалуг, да проси что хошь. А из-за войны сырья почти нет, и попросил их тогда Ярослав Великий – «Вы главное – победите, друзья! Ведь если Вы, твари, эту войну проиграете – я все железо на вас извел, меня же ведь заживо те же новгородцы сожрут. Победите, прошу Вас, мне печи тушить нельзя. Очень прошу!» Обрадовались ханы от таких слов, обнимались и лобызались.

Однако же – пока одни лобызались, другие – яды варили. А как одних от других отличить, ежели для русского человека все монголы – на одно лицо? Так Ярослава Великого жена Гуюк-хана (врага Бату и Берке) – Туракин-ханум отравила. Думала, что один он такой – предатель и ренегат Земли Русской. Только ради того, чтобы печи работали, да приходило сырье – сын Ярослава – Александр Невский в Орду приезжал. И как отец ханам сказал: «Замахнулись так бейте. Только – убейте. Мне печи тушить нельзя. Дайте руду, памятью отца – Вас прошу». Обняли его еще раз ханы, слезу пролили – вместе выпили, помянули Ярослава Великого – «Батька твой – нам брат был. Будешь нам сыном. Мстить пойдешь?» - «Пойду. Мне печи тушить нельзя».

И пошли они и прошли всю Среднюю Азию, и стал хан Берке властителем Золотой Орды, а враги его – пищею для ворон. И смеялся хан Татар, и плакал вместе с Благоверным Князем Александр Ярославичем – и пил вместе на помин души Ярослава Великого. И породнились они и отдал Татар свою дочь за Даниил Александровича. Пятилетнюю за трехлетнего, - и была великая радость на всей Земле. И в каждом городе России строились все новые кузницы и все больше разжигалось печей и гремели молоты. Стало небо России – «Сердце Ночи» – то и дело розоветь по ночам.

Александр НевскийА Князь... Однажды приехал он из Сарая – белый как лунь. Встретил его духовник: «что там?» а тот в ответ: «Да, ничего. Улыбался». А после молчания: «постриг хочу принять. Устал я, батюшка». Принял постриг, стал иноком Федором – потом помер. Когда духовника спросили – не отравили ли Князя тот просто сказал: «Нет. Просто он устал улыбаться». С того самого дня - он и стал Святым. А в России появилась традиция – Верить в Доброго Царя. В Царя-Батюшку.

Потому что в Империи, каждый должен быть на месте своем и знать свой маневр. Кто – деревья валить, кто железо варить, кто – детей рожать, а кто - страну охранять. А выше всех Царь-Батюшка. Ему выпадает самое страшное. Его обязанность – Улыбаться. Вот так, к изначальным: «Справлен наряд», да «Помилуй мя, Господи» добавилось «Царь-Батюшка», да «устал улыбаться». На том и стоит Земля Русская.

i (4)Часть 6. Когда же здесь – в России отказались от привозного сырья, и что из этого вышло? Как мы уже говорили, - в принципе на Русской платформе железная руда есть. Однако она здесь в виде разных форм железняков.

Проблема заключается в том, что температуры распада всех железняков превышают 1300 градусов по Цельсию. В реальной сыродутной печи достигалась температура порядка 1100-1150 градусов. Технологии наддува в сыродутной печи стали появляться лишь в конце 13-го века в Италии и лишь тогда стали достижимы температурные диапазоны порядка 1300-1350 градусов. Для достижения таких температур энергии человеческих рук недостаточно. Отныне кузнечные мехи начинают раздувать – водяные мельницы, а равномерный приток воздуха создается за счет особых дополнительных мехов.

В России первые сыродутные печи с наддувом стали распространяться лишь в середине 14-го века и именно это событие – отвязало русское оружейное производство от поставок сырья из Азии. Как только возник источник собственного сырья для металлургического производства – Куликовская битва ждать себя не заставила. Однако необходимо понять, данный источник не был открыт, он здесь всегда был. Другое дело, что железо из данного источника было недостижимо – ввиду отсутствия необходимой технологии производства. Как только выяснилось, что производство может работать на своей руде – от азиатской руды отказались немедленно.

ТамерланОднако, стоило России отказаться от железа из Средней Азии – там тут же разразился серьезный экономический кризис, вызванный исчезновением очень важного рынка. Именно кризис привел к тому, что прежние чингизидские правители были смещены Тамерланом. Империя Тимуридов – помимо прочего – решила очень важную задачу для того времени, железная руда, добываемая в горах Средней Азии, вышла на новые рынки сбыта – в Персии и Аравии. Кроме этого – в наших краях – необходимость реализации азиатских ресурсов вызвали к жизни такую общность как – Казанское ханство. Именно Казань стала альтернативным центром производства в нашем регионе – куда и устремился основной поток средне-азиатской руды после того, как Москва от покупки этой руды отказалась.

Возвышению Казани способствовало много причин, во-первых – на землях прежней Волжской Булгарии до Нашествия существовала высокая технологическая культура. Во-вторых, после нашествия шел постоянный отток мастеров из России в Орду, купленное в России оружие нужно было чинить. В результате, Орда часто вывозит русских кузнецов, женит их на татарках и принимает как равных. У Лескова в «Очарованном страннике» описаны рудименты подобной практики, но в более давние времена тот же самый обычай существовал во всеордынском масштабе. Следствием подобной зависимости становится то, что Орда становится наследницей Русской металлургической традиции, но не более древней традиции Средней Азии. Однако, когда мы видим такое наследование, более поздняя культура имеет обыкновение отставать в своем развитии от культуры-родительницы. Так и казанская металлургия – примерно на 50-70 лет отставала в развитии от московской и в то время, когда в Москве уже начали плавить железняки, казанские кузни были привязаны к высококачественному сырью из Средней Азии. В-третьих, отказ Москвы от работы на экспортном сырье – резко уронил цены на привозную руду, и производство железа в Казани стало выгодным. В-четвертых, отказ Москвы от работы с восточным сырьем был политическим. С точки зрения экономики, концентрация железа в азиатском сырце была много крат большей, чем в местной руде. Однако уже тогда Москва начинает проявлять – свою Имперскую сущность. Задачи и цели Имперские, главной из которых было – покончить с вассальной зависимостью от Орды, для Москвы той поры гораздо важней выгод экономических. Такие шаги не могут быть – незамечены. Поэтому нарождающаяся Империя Тамерлана, начинает развивать Казань, как естественный противовес Москве. Тогда как Орда, лишенная Тимуром азиатских рудников, а Москвой - русских податей – из главенствующей части союза Степи и России, становится его слабой, зависимой половиной.

Соответственно – резко изменились отношения между Россией и мусульманскими странами. Россия была связана производственными цепочками с Золотою Ордой, но ни с Империей Тимуридов, ни Казанью – Москву ничего не связывало. Мало того, Казань с этого момента рассматривается русскими царями – как главный соперник (и ставленник Тимуридов) в наших краях. С этого момента, либо Ивану Грозному суждено истребить Казань – как центр производства, или ханы должны вырезать всю Москву – третьего не дано.

Я не хотел бы вставать на позиции исторического детерминизма, но судя по направлениям технологического развития, Москва должна была выиграть. Хотя бы потому, что она раньше стала использовать местное сырье. Казань же работала на привозном и политические завихрения в Азии – влияли на производство. Казань все равно перешла на работу с местным сырьем, но – на без малого сто лет позже Москвы (и это событие вызвало очередной кризис в Азии, приведший к распаду Империи Тимуридов). К моменту взятия Казани – московское производство стали уже перешло на двухпечное, тогда как во взятой Казани люди Ивана Грозного нашли всем известные «штукофены» - стационарные печи, где оба процесса шли по очереди в одном и том же горне. То есть технологический разрыв в 50-70 лет никуда не пропал. Другое дело, что нас ждали «Смутные Времена» и данный разрыв мог сократиться.

Вообразите себе, кто-то придумал приладить колесо водной мельницы к меху горнов, кто-то еще поставил дополнительные меха и придумал – как именно надо направлять воздушный поток внутрь горна, и температура внутри горна повысилась на 200 градусов. Всего двести градусов. А в итоге этого повышения Москва из вассала Орды стала её повелителем, а потом – поглотила Орду. В Средней Азии исчезли последние чингизиды и появился Тимур. Практически на ровном месте – из праха с забвением - появилось грозное ханство Казанское. А когда и оно подняло температуру печей на те же самые 200 градусов, исчезла Империя Тимуридов. Она расплавилась в казанских горнах, равно как до неё в горнах московских расплавилась Золотая Орда.

Может показаться, что путь исторического развития прям, как стрела. Вчера в печи было 700-900 градусов, как в X веке у викингов, сегодня 1100-1150 как в XII веке в Новгороде в Старой Руссе, завтра будет 1300-1350 как в конце XIV века в Москве. Быстрее, выше, сильнее и – дорога прогресса кажется направленной только вверх. Однако на этом пути встречаются удивительные препятствия.

В литовском поучении конца XIV века сказано: «Кузнец должен следить за жаром, если состав приобретает ярко-соломенный цвет (1100 градусов – прим.), нужно остудить горн, ибо этот цвет – признак перегрева сырья. Нельзя поднимать температуру выше красно-желтого цвета (900 градусов Цельсия – прим.) сырья».

Иными словами – получается, что в то время, когда московские кузнецы все сильней раскаляют горны русских печей, кузнецы литовские – наоборот делают свои печи тише. И как ни странно – и тот, и этот процессы считаются улучшениями технологий. Дело в том, что русские и литовцы в это время работают на разном сырье и цели у них очень разные. Есть присловие: «Мир состоит из множества капель и в каждой из них – отражается Мир». Согласно ему, в том, как и почему развивалась металлургия в России и её ближайшем литовском аналоге, заключены судьбы этих двух государств.

Итак, литовский вариант металлургического процесса был потомком очень древней технологии, изобретенной еще в Скандинавии. Основным сырьем для процесса служила болотная руда, представлявшая из себя мягкую, губчатую массу, добываемую из озер и болот. Данная масса легко измельчалась и перемешивалась с иными ингредиентами металлургического процесса.Поэтому – получение железа могло происходить при достаточно низких температурах. А вот при достижении высоких температур начинались побочные реакции – значительная часть руды обращалась в шлак и потери процесса при достижении 1200 градусов достигали до четырех пятых исходного материала. Дальнейшее повышение температуры приводило к тому, что в шлаки уходил весь исходный запас руды. Мало того, начиная с достижения определенных температур – сырье начинало «течь», обращаясь в серый чугун. Чугун, раствор углерода в железе, обладает повышенной хрупкостью, оружие из него будет ломким. Поэтому литовские мастера считали образование чугуна страшным злом и как могли – боролись с этой напастью. Кроме этого, источники болотной руды в Литве были невелики и литовцы пытались израсходовать их самым тщательным образом. Поэтому развитие технологии в Литве пошло по пути уменьшения температуры процесса и более тщательной обработкой крицы. Это позволяло получать более высококачественную сталь.

Русский вариант изначально имел дело с крупнообломочными кусками горной породы, доставляемой из Средней Азии. Концентрация железа в данных обломках была велика, однако измельчение их было практически невозможным. Поэтому русский вариант процесса изначально имел дело с высокими температурами внутри горна, а крупный характер обломков сырья – не давал ему хорошо перемешиваться. Из-за этого – скорость образования шлаков в русской печи была ниже, чем у литовцев, а стало быть в России – никогда не было запретов на то, чтобы раскалить печь. Само собой разумеется, что это приводило к появлению жидкого чугуна и в России это считалось проблемой – за сто лет до того, как с этой же проблемой столкнулись в Литве. Однако уже в начале XIV века данная проблема была решена, - чугун начали «доводить/дожигать» при высокой температуре – более 1100 градусов. Данный процесс был очень энергоемок и уже с той поры в России возникает негласное правило – «Нельзя гасить печь». К середине XIV века в России в качестве сырья начинают использовать местные железняки, которых было очень много, и вопрос о том, сколько именно ресурсов уходит не на саму обработку руды, но на «дожигание» чугуна – становится главным в русской металлургии. Итог параллельного развития двух процессов к концу XIV века:

– литовский кузнец с двумя подмастерьями за одну плавку выдавал одну стандартную крицу – весом около трех килограммов. При этом в шлаки уходило не более – десяти-пятнадцати процентов сырья. Получившийся продукт был очень высокого качества;

— русская плавка представляла совместную работу артели из 30-50 человек одновременно. На выходе были отливки общим весом порядка 400 килограмм. В шлаки уходило до половины исходного сырья. Получившийся продукт был качеством ниже, чем у литовцев. Вроде бы соотношение в пользу Литвы. Но, на выходе получалось, что один литовский работник за плавку выдавал один килограмм продукта, а в России тот же работник в самом худшем случае выдавал в 8 (восемь!) раз больше. По своему качеству русский продукт уступал литовскому, но по валу – Литва просто не могла угнаться за тогдашней Россией. И с точки зрения развития двух обществ вопрос был таков: «Лучше меньше, да – лучше»; или же - «Господь на стороне больших Армий».

Справедливости стоит сказать, что оба направления развития были совсем не случайны. Основным рынком Литвы была развитая Европа. Литва по своему технологическому развитию уступала европейским соседям и с точки зрения того же оружия, Литва ничем не могла их удивить. Поэтому Литва не могла продать Европе свое оружие, а стало быть – не было гнать валовую продукцию. Кроме того, главным противником литовцев со времен битвы при Шяуляе (Сауле) были – Псы-Рыцари, профессиональные вояки, вооруженные лучшим оружием того времени. Остановить их могла только хорошо обученная высокопрофессиональная армия, вооруженная оружием высокого качества. Развитие литовской металлургической традиции соответствовало социальному развитию литовского общества и отвечало на те внешние запросы, которые приходилось решать этому обществу.

Tags: footuh, Москва, Орда, Россия, история
Subscribe
promo leto_volodya february 20, 2015 08:12 5
Buy for 30 tokens
Любая сложная задача имет простое, легкое для понимания неправильное решение. Меня тут спросили, почему я критикую власть, но высказываюсь против белой ленты и прочих "революционеров". Всё просто, с моей точки зрения логику цветных революций прекрасно описывает следующее сравнение: вы…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments